Торгово-промышленная палата Российской ФедерацииНО «Топливно-энергетический союз»Ассоциация российских банковМосковская международная бизнес ассоциация
   

консалтинговое сопровождение
юридическое сопровождение
привлечение финансирования
страхование


2008.12.02 17:04 А.Кокошин: Инновационная система России требует еще очень значительных усилий
По мнению А. Кокошина, сегодня крайне важно начать массовое обновление технологического оборудования промышленных предприятий, совмещая это с массовой переподготовкой кадров, которые должны работать на этом оборудовании
2008.10.08 14:49 В лабиринтах дефицита
Для нормального развития отечественного машиностроения не хватает поддержки государства

   
 
     
   
уставный капитал
лизинг
 
     


 
2006.09.08 12:18


Таможенников станет больше


      Российская газета: - Андрей Юрьевич, в России одна из самых больших таможенных администраций в мире. Таможни и посты расположены в 11 часовых поясах от Тихого океана до Балтики, на них трудятся 68 тысяч сотрудников. Как, по-вашему, народу в таможне хватает или хорошо бы добавить?
      Андрей Бельянинов: - В планах у нас предусмотрено увеличение штатной численности. Во многом это продиктовано организацией свободных экономических зон, принципиальное решение по которым уже принято. Это новая позиция, и ее нужно закрывать. Хотя я согласен с тем, что таможня нуждается в оптимизации. И резервы мы тоже видим. Вместе с тем непродуманное закрытие каких-то таможенных постов или реорганизация таможен могут привести к печальным последствиям. Поэтому у нас создана рабочая группа, где внимательно изучаются все предложения по оптимизации.
      
      - И с кого думаете начать?
      - Проблемных участков хватает. Скажем, взять Новороссийскую таможню, где морской порт. У меня такое ощущение, что есть там таможня или нет, никого особо не волнует. И такая ситуация связана, вероятно, с недавним криминальным прошлым этой структуры. То, что там было, не укладывается ни в какие рамки. Да, в последнее время кое-какие изменения произошли, но и нынешнее положение меня категорически не устраивает. Поэтому нами принято решение с 1 ноября 2006 года закрыть Новороссийский пассажирский таможенный пост Новороссийской таможни.
      
      - По-прежнему воруют?
      - Мне вообще непонятно, что там происходит. Отчасти это связано с тем, что порт полностью в частных руках. Там такое обилие фирм, компаний, частных причалов - очень много всего, а в целом за ситуацию никто не отвечает. Я не понимаю не то, с кого спросить, у меня такой задачи не стоит, а с кем выйти на прямой диалог. Кто реально хозяин ситуации? Ну, что там - СОБР посадить, чтобы хоть какое-то время была видимость порядка? В любом случае положение надо менять.
      
      - Может ли, на ваш взгляд, здесь служить аналогом ситуация на АвтоВАЗе, где до прихода людей из "Рособоронэкспорта" тоже не все понимали, что происходит?
      - АвтоВАЗ - это не мой проект, я знаю о нем понаслышке. Да, мои товарищи, с которыми я раньше вместе трудился, сегодня там работают. Но я не уверен, что за полгода ситуация на заводе в корне изменилась. Ведь там все серьезно, за всем этим кроются очень большие деньги. Потому на АвтоВАЗе будет крайне тяжело. И я от всей души сопереживаю своим товарищам, так же как и они, думаю, переживают за меня. У нас такие параллельные курсы.
      
      - С собой вы пригласили команду управленцев, многие из которых до того сталкивались с таможней лишь в аэропортах при вылете за границу. Это дало повод некоторым СМИ заговорить о непрофессионализме "людей Бельянинова" и продолжающейся "чекистской экспансии". Обижаетесь?
      - По прошествии времени, что нахожусь в таможне, пока ни об одном кадровом решении я не пожалел. В жизни бывают моменты, когда на любой процесс надо попытаться взглянуть со стороны, не имея за плечами груза стереотипов. И вот после того, как посмотрел на все свежим взглядом, многие вещи кажутся просто нелепыми. А в основе этих нелепостей - неверно принятое когда-то решение. А то, что мы - непрофессионалы... Ну а в чем конкретно это выражается? Мне кажется, имея определенные жизненные и деловые навыки, можно в очень короткие сроки освоить необходимые азы.
      И, как я уже говорил, обязательно опираться на профессионалов, которых в таможне немало - и в центральном аппарате, и в региональных таможнях, просто в таможнях, на таможенных постах. Очень много умных, честных, порядочных людей, к которым я отношусь с огромным уважением.
      
      - Многих ваших оппонентов поставило в тупик, что собираемость таможенных платежей при новой команде вопреки ряду прогнозов не то что не упала, а наоборот ~ выросла. По данным на 1 сентября, собрано 1, 828 триллиона рублей, что в полтора раза больше, чем за тот же период прошлого года. Считаете ли вы это своей заслугой или просто повезло?
      - К любым мрачным пророчествам я отношусь очень спокойно. Вот, убедитесь: прошло три месяца, и ничего не развалилось. Правда, может, каких-то выдающихся результатов мы пока не показали. Но и прошло-то всего ничего. Между тем поскольку вокруг таможни сложилась система, то и противопоставить ей можно только систему. А не эпизоды. Так что давайте подождем - вот наступит новый год, тогда и разговор будет более предметный. Думаю, стыдно нам не будет.
      
      - Сглазить не боитесь?
      - А без веры в успех не надо приходить на такие должности.

По другую сторону баррикад

      - Позади у вас сто дней на посту главы Федеральной таможенной службы. Было время осмотреться, поглубже вникнуть в проблемы гигантского ведомства. Что поразило больше всего?
      - Несмотря на определенный опыт внешнеэкономической деятельности, я не подозревал, насколько широкий круг вопросов решает таможенная служба. Коллектив - огромный, ответственность несоизмеримая. Плюс это мощная правоохранительная структура. Обыватели или участники внешнеэкономической деятельности обычно сталкиваются с таможней лишь в процессе растаможки, а здесь постоянно идет и другая, весьма глубокая и эффективная работа. Например, деятельность Службы собственной безопасности. Свыше 90 процентов фактов нарушений в таможенной сфере, которые появлялись в печати и публично обсуждались, - это результат ее работы. И этот результат достоин всяческого уважения.
      К сожалению, пока не хватает времени, чтобы почаще выезжать в регионы. Хотя стараюсь использовать любую возможность. К примеру, прилетев недавно на доклад к президенту в Сочи, заехал и в таможню. Такие поездки мне кажутся важными, ведь при наличии общих проблем везде есть своя специфика - на юге и северо-западе, на Дальнем Востоке и в Сибири. И ее нужно знать, понимать, уважать, в конце концов.
      
      - В качестве главного экспортера российских вооружений вы несколько лет находились с таможней по разные стороны баррикад. За это время наверняка составили собственное мнение о недостатках системы таможенного контроля. Каковы, на ваш взгляд, главные изъяны?
      - Сейчас большая часть поставок по военно-техническим контрактам оформляется на Московской северной таможне. Я там побывал, посмотрел. Раньше, когда работал в Рособоронэкспорте, нередко получал информацию, что здешние таможенники не то чтобы мешали, но выполняли свои обязанности формально. И вот я увидел, что сейчас в таможне отношение к военно-техническому сотрудничеству изменилось, стало намного более уважительным.
      
      - Странно было бы, если бы после вашего прихода было по-другому.
      - Может, это связано и с моим прошлым, а может, в том, что касается ВТС, у таможенников раньше просто не хватало понимания глубины задач. Ведь там срыв поставки на один или два дня, вообще-то какие-то изменения сроков приводят к тому, что у экспортера могут возникнуть очень серьезные проблемы. Причины же задержек нередко были чисто техническими. Сегодня же, судя по той переписке по ВТС, которая идет через меня, техническая составляющая уже не имеет принципиального характера.
      
      - Подписав в мае указ о переподчинении Федеральной таможенной службы, Путин назначил вам нового начальника - премьера. Как складываются ваши отношения с господином Фрадковым?
      - С Михаилом Ефимовичем я познакомился в 99-м, когда он был министром внешней торговли, а я - заместителем директора Промэкспорта. Весьма требовательный, строгий и принципиальный, он всегда демонстрировал глубокое знание предмета. И эту систему знает очень хорошо, с ним поверхностно не пройдет. Другое дело, что все-таки сегодня он - премьер-министр, забот у него и помимо таможни хватает. Поэтому с ежедневным докладом я к нему, к сожалению, не хожу. Встречаемся на заседаниях правительства, совещаниях. В конце концов для решения срочных вопросов есть прямой телефон.
      
      - А не вспоминают ли в ФТС незлым тихим словом деньки, когда трудились под командованием Германа Грефа?
      - А вы знаете, как-то никто его особо не ругает. Вообще же я не считаю, что надо противопоставлять теперешнюю ситуацию предыдущей. Всему своему время. Я встречаюсь с Германом Оскаровичем, кое-чему у него учусь, он ведь в свое время тоже в эту тему глубоко погружался. Знаю, что он общался не только с руководством службы, но и с сотрудниками низовых звеньев, многих таможенников знает в лицо.
      На самом деле Герман Оскарович очень много сделал для таможни. Хотя бы потому, что продолжала укрепляться ее материальная база, была принята концепция развития таможенной службы, ряд других принципиальных документов, на основании которых ФТС сейчас живет. Потому я бы даже и не сравнивал. Так произошло, что таможня вернулась под прямое подчинение правительства. Ну и хорошо.
      
      - Говорят, напутствуя вас на должность, Фрадков посоветовал перед сном каждый день читать Таможенный кодекс.
      - Он сказал это в полушутливой форме - мол, это должна быть твоя настольная книга, хоть на ночь читай.
      
      - И как идет процесс? Удалось ли вычитать в этом уважаемом документе что-то новое?
      - Я таможенных университетов не кончал, так что учиться приходится на ходу. Вот, можете посмотреть, на рабочем столе у меня словарь лежит таможенный. Ведь ряд терминов существует только в таможне, и их нужно знать. Другие книжки остались от предшественников, тоже листаю. И, конечно, при принятии решений стараюсь учитывать мнение специалистов. Они здесь очень квалифицированные и грамотные, предмет знают весьма глубоко.Их опыт, авторитет мне сегодня крайне необходимы.

Государственного рэкета не будет

      - По слухам, главной задачей, поставленной перед вами, стало вернуть таможню в лоно государства. То есть, по сути, речь о национализации околотаможенного бизнеса. И тут есть два пути: те же таможенные пункты пропуска на границах у частников можно выкупить по рыночной стоимости, а можно просто отобрать. Мне почему-то кажется, что правоохранительные органы без труда докажут, что эти пункты появились на нетрудовые доходы.
      - Судя по итогам работы, которую можно назвать инвентаризацией, лишь четыре пункта пропуска относятся к той категории, о которой вы говорите. Все остальные - государственные. По крайней мере мне так докладывают.
      Я пока так осторожно говорю, потому что вдруг там еще что-то всплывет.
      Хотя, конечно, можно дебатировать по поводу авиационных пунктов пропуска, потому что у нас аэропорты считаются частными.
      
      - И все же, как намерена действовать ФТС? Силой или по-честному?
      - Конечно, по-честному. Никакого государственного рэкета не будет. И выламывать руки, доказывая недобросовестность сделки, - такая задача не стоит. Мы сейчас для себя хотим понять, какая схема оптимальная.
      
      - То же со складами временного хранения, прибыли владельцев которых иногда поражают воображение. По сведениям "РГ", сейчас доля государственных СВХ не превышает 10 процентов. По мнению экспертов, вернуть остальные в госсобственность будет крайне сложно, т. к. в этом не заинтересованы весьма мощные структуры. Ваши действия?
      - За время моей работы ни одного СВХ не национализировано, состав их акционеров пока остается неизменным.Но идея давнишняя. И в принципе я не исключаю входа государства в такого рода собственность. Но многое здесь будет зависеть от того, какую картинку мы для себя нарисуем. Как будет выглядеть новая таможенная сетка, каково на ней будет расположение таможен.
      Кстати, многие владельцы СВХ сами предлагают войти в число их акционеров.
      
      - И вы соглашаетесь?
      - Мы федеральная структура, потому сделать этого не можем. Но у нас есть ФГУП "РОСТЭК", которое сделать это вправе. А ведь это тоже часть государства. Но с самим "РОСТЭКом" надо тоже серьезно разобраться, пока он выглядит очень раздутым.
      
      - Сократить или вообще закрыть, создав взамен нечто более компактное и мобильное?
      - Нет, закрывать - крайне неправильно. Там трудятся около 10 тысяч человек, и надо просто проанализировать, чем они там занимаются. Это первоочередная задача. Так что давайте пока сделаем небольшую паузу, после которой я вам обязательно расскажу про наши планы относительно СВХ. А мы пока определимся, как, куда и зачем входить.
      
      - Вы были назначены на должность главы ФТС вскоре после того, как президент Путин назвал коррупцию одной из главных проблем развития России, упомянув, что таможня с бизнесом "срослась в экстазе". По сведениям СМИ, в этом году по всей России возбуждены 173 таможенно-уголовных дела, около половины которых - "коррупционные". Что нового вы можете предложить в борьбе с "оборотнями" в своих рядах?
      - Тут, пожалуй, трудно что-то придумать. Надо просто выполнять те решения, которые были приняты. И здесь естественным союзником таможни выступает крупный бизнес. Вот не так давно я был в дистрибьюторском центре ИКЕА. Эта структура просто по своей идеологии не может заниматься контрабандой. И такого рода партнеров у наемного - "Марс", "Проктэр энд Гэмбэл", "Мицубиси". Я сейчас не буду всех перечислять, потому что, не назвав, могу кого-то обидеть.
      И вот они крайне заинтересованы в сотрудничестве с таможней в прямом диалоге. Скажем, с 1 января мы собираемся вводить единый административный документ. Так вот они говорят: предварительно дайте нам с ним ознакомиться - это поможет избежать ошибок при его практическом применении. А вот черный и серый бизнес - это наши главные оппоненты. И с ними мы будем продолжать борьбу. Но есть контрабанда и контрабанда. Скажем, на границе между Россией и Украиной нередки задержания граждан по одной причине - попытка провоза валюты контрабандой. Да, везут незаконно. Но, насколько я понимаю, многие даже не знают, как это делать законно. Там суммы, поверьте, не поражающие воображение. Видно, что люди честно заработали деньги и просто везут их на родину - может, и с нарушением каких-то процедур. Нужно лучше вести разъяснительную работу. И это я считаю задачей и для российских, и для украинских властей. Над этим стоит поработать. Потому что таможня работает со следствием - принято решение, есть таможенный инструмент, через который это решение реализуется. А можно задуматься и о причине. Это касается граждан не только Украины, но и других государств СНГ. Я думаю, все здесь уже пора привести в соответствие.
      
      - После вашего назначения была поднята тема организации производства в России собственных инспекционно-досмотровых комплексов, которые могут значительно затруднить контрабанду. Уже есть первый комплекс?
      - К сожалению, только разработки. Во всяком случае, в железе мы пока ничего не видели. Пользуясь случаем, от себя лично и от имени руководителя пограничной службы Владимира Егоровича Проничева хочу обратиться к предприятиям нашей оборонки: направляйте нам свои предложения по техническому оснащению пропускных пунктов. Для нужд как таможни, так и пограничников. Ассигнования выделяются очень приличные, потому что потребность в инспекционно-досмотровых комплексах очень большая. Только просим нам не предлагать наработки, которые еще нуждаются в НИОКРах и ОКРах, - это вообще не обсуждается. Покажите в железе! Работать на туманную перспективу мы не можем, ведь речь не просто об экономической безопасности, но и об обороноспособности государства. О перекрытии каналов незаконного ввоза оружия. И здесь мы - и таможня, и погранслужба - должны быть вооружены.

Зачем в Москве 5 таможен

      - Вопрос относительно таможенных брокеров. Сейчас они, как правило, занимаются растаможкой не от своего лица, а от лица фирм, которые ввозят товары. При этом всю ответственность за достоверность представленных сведений несут импортеры. В целях борьбы с коррупцией не следует ли, на ваш взгляд, вернуть в Таможенный кодекс персональную ответственность брокеров за недостоверное декларирование товаров?
      - Я склоняюсь к этому.
      
      - И когда можно ожидать решения?
      - Проблема в том, что нужно, по сути, идти на изменение законодательства. Но, думаю, мы эту работу завершим довольно быстро, потому что понимаем, насколько это необходимо.
      
      - На последней пресс-конференции вы назвали недопустимой ситуацию, когда люди, собирающие 42 процента доходов бюджета, получают в среднем 9000 рублей...
      - С 1 августа указ президента о повышении денежного содержания госслужащим поднял эту планку, и средняя зарплата в ФТС сейчас - от 14 до 20 тысяч. Это уже прилично.
      
      - Но на пресс-конференции вы также говорили, что направили письмо Фрадкову с просьбой с 1 сентября повысить среднюю зарплату таможенникам на 25 процентов. Не получилось?
      - Думаю, получится, но чуть попозже.
      
      - А в планах было с нового года до 1000 долларов довести.
      - Давайте подождем. Не хочу говорить на эту тему отчасти из мелкого суеверия. Надо процесс довести до конца. Проблем полно. И с ипотекой, и с той же социалкой. Во всей таможне всего два санатория. И денег на путевки не предусмотрено. Мы готовы что-то и в собственность забрать, но речь идет о бюджетном финансировании, в котором на эти цели денег нам пока не дают.
      
      - Чем мотивируют?
      - Тем, что есть единая государственная политика и каждый должен заниматься своим делом. В итоге отдыхать таможенникам и их детям особо негде. Вот недавно была моя встреча с трудовым коллективом. Вопросов оказалось на удивление немного, и, наверное, половина посвящалась летнему отдыху детей. Если без участия государства, без дотаций, то это дело очень дорогое. А у нас ведь далеко не самый высокий уровень оплаты труда. Поэтому это та задача, которая стояла и перед старым руководством службы, и перед новым. Не хотелось бы, чтобы она оставалась и в будущем.
      
      - В России какое-то немыслимое число таможен, они есть в Иванове, Тамбове и даже в Норильске, где всего с десяток участников внешнеэкономической деятельности. В Москве вообще аж пять штук, хотя до ближайшей границы больше тысячи километров. Парадокс: товары ввозят в Россию, провозят через полстраны и только потом растаможивают. Насколько нам известно, вы намеревались провести секвестр таможен - часть "лишних", созданных по инициативе губернаторов, реорганизовать в посты, а большинство - просто перенести ближе к границе.
      - Конечно, число внутренних таможен нужно сокращать. Но это требует создания очень серьезной инфраструктуры. Можно перегнуть палку и опять вернуться к ситуации, когда будут огромные очереди, причем не только на автомобильных пунктах пропуска, но и - не дай бог - на железной дороге. А товаропоток очень большой. И непродуманными действиями можно много чего затормозить. Вот этого не хотелось бы. Тем не менее работа сейчас начинается.
      
      - И какова реакция губернаторов? Есть ли саботаж?
      - Мы пока никаких громких решений не принимали. Думаю, после того как окончательно определимся внутри себя, когда будем на 100 процентов уверены, что это необходимо, найдем возможность договориться с любым руководителем субъекта Федерации. Работа, думаю, завершится в ближайшее время.
      
      - Раскройте тайну: кому готовиться в числе первых?
      - Не скажу. Это пока закрытая информация. В любом случае, известны показатели эффективности работы, есть таможни, где один-два участника внешнеэкономической деятельности. Наверное, это не совсем правильно. По меньшей мере их надо преобразовывать в таможенные посты.
      
      - Но, говорят, есть и другая сторона вопроса: в регионах, где высокий уровень безработицы, создаются рабочие места.
      - Но ведь это тоже плохо, когда люди приходят на работу и с утра до вечера играют в компьютер. Наверное, одна таможня проблем безработицы не решит.
      
      - Ваша точка зрения на "таможенные войны" с некоторыми соседями России. Из-за чего они возникают и можно ли решать проблемы мирным путем?
      - Я бы сейчас сам термин "таможенные войны" убрал из оборота. Думаю, очень многие беды и проблемы - от недоговоренности, от того, что таможенники разных стран мало общаются друг с другом. К примеру, у нас были проблемы с белорусской стороной. Но после того, как провели несколько серьезных рабочих встреч с Александром Францевичем Шпилевским, это мой коллега из Белоруссии, все вопросы были решены. У нас пока мало личных контактов - этот упрек я и к себе отношу. Если я руководитель такого органа, как, скажем, Таможенный союз стран ЕврАзЭС, то периодичность встреч с коллегами должна возрасти.
      
      - Вся идеология развития таможенной службы направлена на то, что на английском языке называется trade consolidation, содействие торговле. Но такое ощущение, что в России таможенная система все время усложняется, все труднее становится обычным людям, ведущим частный бизнес. Какие меры, на ваш взгляд, могли бы помочь не гигантам, а мелким участникам внешнеэкономической деятельности?
      - Я не думаю, что таможня ставит перед собой задачу усложнить чью-то участь. Мы со всеми работаем. И для нас все равны. Требование одно: работайте честно, в рамках закона. А мы будем стремиться упрощать процедуры, идти навстречу. Со всеми можно выстроить правильные отношения. Решать вопросы силовыми методами, я считаю, последнее дело. Надо договариваться в рамках закона, в рамках тех условий, которые нам установлены.
      
      - И вопрос в заключение. Не секрет, что в обывательском восприятии таможенник - человек, делающий деньги из воздуха и за взятки способный пропустить в Россию хоть железнодорожный состав протухшего мяса, хоть атомную бомбу. Верители вы в то, что можно изменить этот имидж, и ставится ли такая задача?
      - И верю, и ставится. Многое здесь мы будем менять.
      
      - Есть ли у вас план?
      - Наша сегодняшняя беседа - часть этого плана. Ведь любая организация, любое ведомство - продукт своей эпохи. А с учетом того, что сейчас исторические условия меняются, причем в самую положительную сторону, нам и карты в руки. Другое дело, что репутация зарабатывается годами, а теряется в один день. И опять приходится начинать этот марафон.

Досье "РГ"

      Бельянинов Андрей Юрьевич. Родился в 1957 году в Москве. В 1978-м окончил Московский институт народного хозяйства им. Плеханова, в 1994-м - Академию народного хозяйства.
      После института приглашен на работу в Первое главное управление КГБ СССР (внешняя разведка). Работал за рубежом, в том числе в ГДР. В 1991 году уволился из органов. В 1992-1994 гг. - зампред правления РЭА-Банка.В 1994-1999 гг. - первый зампред, затем председатель правления Новикомбанка. С декабря 1999 года - заместитель генерального директора "Промэкспорта". В ноябре 2000-го назначен генеральным директором "Рособоронэкспорта", созданного на базе ликвидируемых "Росвооружения" и "Промэкспорта", а в апреле 2004-го - директором Федеральной службы по оборонному заказу (Рособоронзаказа).
      С мая 2006 года - руководитель Федеральной таможенной службы. Женат, имеет троих детей.
      
Черняк Игорь   
Российская газета
 


109012, Москва, ул. Ильинка, 5/2

тел: +7 (495) 780-0853
e-mail: info@ssmp.ru
www.ssmp.ru


Патронаж Торгово-промышленной палатой Российской Федерации
выставочно-ярмарочных мероприятий

copyright (c) ssmp